Любовное приключениеЖизньСтатья - Контент-издательство WebTexts


Вход | Контакты
Главная | Статьи | Новости | Пресс-релизы | Интернет ресурсы | Как работает
Главная > Публикации > Жизнь

Любовное приключение

Источник: ХайВей | Прочитать на источнике


Любовное приключение Как к человеку приходят прозрения? Те священные моменты осознания себя, с которых начинается новый отсчет времени в каком-то ином, более глубоком измерении жизни. С чего это начинается, как происходит?

Порой мы не отдаем себе в этом отчета, а иногда так явственно и ярко вдруг совершается это великое таинство переход из неведения к откровению, что мы невольно замираем от восторга и отдаемся ему всем своим существом. Словно понимая, что так и должно все происходить, так начертано, а поэтому важно и значимо!

Ольге было невыносимо плохо жить одной. Каждый день, когда она возвращалась домой, где под низким абажуром настольной лампы прятались тени смутных ожиданий, а в углах терялись прошлогодние прогнозы и скучные обещания с понедельника начать новую жизнь, она погружалась в тоскливую пучину раздумий о собственном несовершенстве и несправедливостях своей судьбы.

Действительно, ее жизнь казалась чудовищно несправедливой, потому что Ольге было уже тридцать лет, но, в отличие от всех своих знакомых, она еще никогда не была замужем.

Работала девушка младшим бухгалтером в маленькой государственной конторе, курирующей детские дошкольные учреждения, имела такую же маленькую государственную зарплату, крошечную квартиру в самом криминальном районе города, проездной на трамвай и никаких перспектив в ближайшем обозримом будущем.

Из мехов у нее имелась старенькая полуоблезлая лисья шубка, из богатств – потертые коралловые бусы, которые когда-то в юности ей подарила мама, из друзей – глупая соседка Машка с языком без костей, без устали молотящем на всех перекрестках.

Родственников у Ольги было тоже не густо – из местных остался только кот Мурзик.

Ей невыносимо плохо было жить на свете.

Да и кто обрадуется такому джентльменскому набору.

Все чаще ее взгляд останавливался на счастливых улыбающихся парочках, которые почему-то непрестанно целовались. На уютных гладких мамашках, толкающих впереди яркие колясочки с небесными созданиями. На счастливых родителях, дружно ведущих за ручки своих сопливых отпрысков, словно им больше нечем было заняться в этой жизни. И даже вполне бытовые сценки какой-нибудь случайно наблюдаемой ею семейной ссоры, незначительные эпизоды и зарисовки разговоров, взглядов, касаний – всего того, что можно было додумать, раскрасить, наполнить реальными перипетиями счастья - все это мучительно отзывалось в самой глубине ее существа, потому что было недоступно.

Тема семьи стала навязчивой, болезненной и ежедневной ее мукой, которая изводила ее до основания, заставляя по вечерам тихо плакать в подушку, а по утрам с содроганием смотреть в зеркало, созерцая чудовищные последствия вчерашних слез.

Господь наделил ее совершенно заурядной внешностью и до обидного средними способностями. Ничего особенного. Даже зацепиться не за что. Вот никто и не цеплялся.

Господи, неужели уже тридцать?!

Ей казалось, что у нее на лбу горящими литерами было начертано: «Тридцать лет, старая дева, вход строго воспрещен».

И она, чтоб исключить расспросы, избегала людей и пряталась, например, в библиотеке, где питалась чужими фантазиями и откровениями.

Она любила Достоевского и Коэльо, зачитывалась Пастернаком и Хемингуэем, и все время чего-то ждала, каких-то глобальных, удивительных перемен, которые все перевернут в ее жизни и сделают ее счастливой..

Но перемены не спешили… Видно погода была нелетная. Застряли  на запасном аэродроме где-то на самом краю земли. Совершенно не предполагая, что их тут ждут как великого откровения судьбы.

Привычные будни листали свои серые страницы с одним и тем же злополучным текстом, который Ольга знала наизусть и могла читать с закрытыми глазами…

Но однажды книга вдруг раскрылась на какой-то странной странице без заголовка, где все начиналось сразу с кульминации… без предупреждений…

Был конец рабочего дня, один из долгих зимних декабрьских вечеров, когда все семейные люди, стремятся поскорее отправиться домой, чтоб сделать последние приготовления к праздникам: купить подарки, продукты, продумать блюда новогоднего меню и детали нарядов, сходить в баню, в конце концов...

В этот предновогодний вечер, когда склоненная над бумагами голова сумасшедшего трудоголика воспринимается как нонсенс, вопреки всем правилам обычной человеческой жизни, Ольга затеяла генеральную чистку своих хвостов и с упоением нырнула в рабочий процесс.

На этот раз она пыталась сбежать от себя.

В кабинет вошел Антон Сергеевич, частный предприниматель, арендующий складские помещения на территории подотчетного ей учреждения.

- Антон Сергеевич, ваши документы еще не готовы, Вам придется подождать, - сказала она и рукой указала ему на стул возле входа. Но он почему-то не сел на него. А подошел совсем близко к столу и начал с места в карьер.

- Олечка, выходите за меня замуж. Я Вас давно люблю. Вы такая строгая и красивая. И такая умная, - он запнулся, словно припоминая, что еще можно добавить в дежурный набор комплиментов, произносимых в таких случаях. - У вас такая вязаная кофточка…, - выпалил он, наконец, и икнул. Ольга отшатнулась. От Антона Сергеевича пахло вином.

К выпившим, а тем более пьяным мужчинам, Ольга относилась с каким-то смешанным чувством презрения, жалости, и снисходительности. С ними было проще, потому что они были похожи на детей. Бестолковые и нескоординированные.

Румяная физиономия Антона Сергеевича сияла таким сладким, всепоглощающим счастьем, что Ольге стало смешно.

- Сегодня Новый год, пойдем ко мне, - бесцеремонно скомандовал Антон Сергеевич, обнимая Ольгу, словно они были давно знакомы, и все меж ними уже решено.

Вопреки обычной модели своего поведения с мужчинами, которая ограничивалась парой фраз и сухих замечаний на общие темы, она вдруг неожиданно для себя глупо ему улыбнулась.

Никто и никогда не предлагал ей выти замуж. В конце концов, когда-то же это должно было случиться. Пусть понарошку, пусть на пьяную голову, но все же...

И Ольга решила не сопротивляться. Что ей терять? Тем более Антон Сергеевич был довольно симпатичным и большую часть времени наблюдался ею в трезвом состоянии. «Не делай этого», - в отчаянии говорили внутренний голос и здравый смысл, но другая Ольга, внутренне содрогаясь от своей смелости, думала о том, что вот сейчас как раз очень удобный случай попробовать, наконец, потренироваться, как это вообще бывает между женщиной и мужчиной.

Отчаянная отвага загорелась в ее глазах, и Ольга шагнула в пропасть таинственных мужских объятий.

«Хорошо им всем, замужним и не очень, которые все это знают, умеют, перебирают, нос воротят. Мне и выбирать-то не из кого», - пыталась она перекричать своего внутреннего контролера и пойти с ним на компромисс, пообещав не углубляться.

Антон Сергеевич был не настолько пьян и настолько опытен, что тут же уловил тонкую грань, разделяющую решимость от сомнений, написанных у нее на лбу, и взял, что называется, быка за рога. Точнее взялся за Оленьку со всей страстью разнуздавшейся эротической фантазии, которая на безрыбье (жена жила в провинции, и виделись они крайне редко) готова была питаться любыми раками, даже такими экзотическими, как Ольга.

Не смотря на то, что девушка была слабо симпатичной, в ней было нечто притягательное для Антона Сергеевича в плане дремучести неосвоенной территории.

И началась игра, взрослая игра, которая обычно в таких случаях предшествует вполне предсказуемым, банальным постельным последствиям.

***

Утро медленно и неумолимо проявлялось на потолке, люстре, смутных очертаниях странных предметов чужой обстановки, на одну ночь ставших средоточием какого-то самого важного момента ее жизни. Будто вместе с ночью уходил из ее жизни страх и стыд, какие-то детские ограничения и наказы, преступить которые было когда-то подобно смерти. А теперь…

Какая разница, что теперь? Это произошло.

Она медленно повернулась на бок, чтоб не разбудить Антона, и стала его рассматривать. Странное это было ощущение. В пьяном, чужом мужчине, случайно подвернувшемся в самую тоскливую минуту жизни, Оля вдруг увидела себя. Весь свой страх, всю свою нелепую сирую неприкаянность и жажду любви, и страстное желание отдать накопившееся внутри тепло. Все, все, до самой последней, самой глупой мысли... И он был таким родным, понятным, близким. До боли знакомым и простым.

Она потихоньку прильнула к его горячему телу и с наслаждением закрыла глаза.

Антон Чубакин протрезвел не сразу.

Он был еще пьян, пока она слабо сопротивлялась в маленькой тесной бухгалтерии, где их совместными усилиями удалось разбить настольную лампу и рассыпать на пол квартальный отчет. Он находился в эйфории охотничьего инстинкта, когда они зашли в ближайший супермаркет и накупили там всякой всячины для новогоднего стола, а потом дружно чистили картошку на кухне. Он фонтанировал, сыпал афоризмами и ужом увивался вокруг Ольги. И она под обстрелом его нелепых и слащавых комплиментов постепенно расцветала и входила во вкус, и он это чувствовал. А потом, так и не дождавшись боя курантов, Чубакин все-таки уложил ее в постель. И только тогда протрезвел окончательно.

Он был женат уже десять лет, периодически захаживал «в гречку» и регулярно менял впечатления жизни в самых разнообразных постелях и интерьерах, и удивить его чем-то в этой области знания было практически невозможно.

Женское тело как инструмент получения удовольствия, исследованное многократно вдоль и поперек, и воспринимаемое им с легкой долей цинизма, казалось, больше ничем не могло его поразить.

Но с Ольгой… Что же его так зацепило?

Она отнюдь не отличалась ни изысканностью форм, ни уникальностью проявлений. Заурядная, закрепощенная, застенчивая. К тому же девственница.

Чубакин не очень уважал девственниц, с ними столько мороки.

Ольга, действительно, была девственницей. Но жажда избавления от тяготившей ее чести, была настолько сильна, что уламывать ее не пришлось. С обреченностью камикадзе она отдалась ему вся и сразу, без лишних слов, ужимок и условий.

И Антон вдруг как-то по-другому посмотрел на ее тело, на весь ее несуразный облик. Он вдруг понял ее до самой глубины, весь ее страх, боль, стыд, жажду и почувствовал ответственность за эту взрослую несчастную девочку, которая не смеет поднять глаза на мужчину, но способна открыться ему вся до самой последней волосины, потому что жаждет этого всеми фабрами своей души.

Это было как-то иначе, чем всегда. Женщины, с которыми сталкивала его жизнь раньше, всегда сохраняли некую дистанцию, условность игры что ли, допуская лишь в пустоту своего тела.

Между ним и женщиной всегда существовал некий незримый барьер близости, который не удавалось преодолеть даже с женой. И этот барьер всегда держал его в тонусе превосходства и некоего презрения ко всей женской половине.

Ольга не играла. В ней напрочь отсутствовал этот барьер условности. Были лишь обломки страха, который она сознательно разрушила, обнажив трепещущую бездну какой-то неведомой Антону внутренней глубины. Ему с наслаждением хотелось нырнуть в нее, забыть себя и стать частью этой непонятной и такой родной субстанции пространства, где можно было не опасаться, не отгораживаться. А просто быть…

Впервые в жизни быть с женщиной и в то же время быть собой…

***

И собственно неважно, чем закончится это небольшое любовное приключение, которое и любовным-то можно назвать с большой натяжкой. Романом, расставанием, совместным завтраком… Важно то, что каждый из них, пройдя через этот яркий эпизод жизни, понял о ней нечто важное, краеугольное, то, с чего начинается для каждого из нас настоящая человеческая близость.




Статьи в разделе

Россия дискредитирует успешные украинские проекты

Информационные вбросы - стандартная политика Кремля

Сергей Кобзарь о Магии семьи

Магия семьи направленная на помощь семьи и ее сохранение. Эта магия помогает наладить мир в семье создать или сохранить теплые отношения между домочадцами. Довольно тесно связана с магией любви, ведь, если в семье не будет любви, то не будет и счастья.

Правила подбора техники для организации событийных мероприятий

Организация ивент-мероприятий за последние 10 лет заметно преобразовалась и показала качественный прогресс. Стабильно уплотняющаяся конкурентная среда расширяет требования как к профессиональной подготовке организаторов развлекательных и тематических мероприятий, так и к материально-техническому оборудованию.

Слёзы женщины на руках чиновников

Светлана долгие месяцы ищет помощи и защиты от бывшего мужа. Но везде наталкивается на безразличие и непонимание. Что это? Коррупция? Злоупотребление служебным положением и невыполнение служебных обязательств?

Правила удачного отпуска с любимым

Как правило, большинство пар длительный период времени планируют совместный отдых, но к сожалению не всегда романические путешествия приносят радость.

 
Добавить
Добавить статью
Добавить новость
Добавить пресс-релиз
Добавить ссылку

Тэги

Новые авторы
Рекламное Агентство ASTRA
Юрий Шаталин
Наталья Урусова
icg.kiev
Володя Антонов
Сергій Караванець
Кристина Осипова
eurasia
Элли Лордон
Елена Ломова
Анна Якименко
Оксана Иванова
Иван Кусков
Анастасия Воронова
Владимир Макаров
Марина Демкина
Александр Левин
Oleg Bondarenko
Дарья Олейникова
Евгений Илларионов
Станислав Саранцев
Alex Borisov
Александр
Владислав Корнеев
Камилла Багирова
Влад Лебедь
Андрей Стадник
Катерина Холодило
Александр Бескудников

Рассылки
Подписка на рассылки
Email:

Ваше имя:


Партнеры


© Copyright 2006. WebTexts. Тексты, представленные на этом сайте, могут свободно распространяться при условии сохранения ссылок на автора.



Рускаталог.ком - каталог русскоязычных сайтов Украина онлайн МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов