Особенности статуса эксперта в арбитражном процессеЮриспруденцияСтатья - Контент-издательство WebTexts


Вход | Контакты
Главная | Статьи | Новости | Пресс-релизы | Интернет ресурсы | Как работает
Главная > Публикации > Юриспруденция

Особенности статуса эксперта в арбитражном процессе

Источник: Клерк.Ру | Прочитать на источнике


В современном арбитражном процессе, построенном на принципах состязательности и процессуального равноправия сторон, большое значение приобретают проблемы доказывания и доказательств. В свою очередь, заключение эксперта как одно из средств доказывания используется весьма широко в связи с расширением технических и методологических возможностей экспертизы. Но для получения «доброкачественного» заключения, отвечающего требованиям допустимости, достоверности и полноты, исследование должно проводить лицо, обладающее специальными познаниями и соответствующей квалификацией, – эксперт. Именно поэтому фигуре эксперта, его статусу и профессиональным качествам придается особое значение.
Вопросы правового положения эксперта регулируются нормами АПК, Федеральным законом от 31.05.2001г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 05.02.2007), а также Постановлением Пленума ВАС от 20.12.2006 № 66 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе». Такое двоякое правовое регулирование объясняется закрепленной процессуальным законом возможностью проведения исследования как экспертом государственного судебно-экспертного учреждения, так и иным лицом, обладающим специальными знаниями (он может быть работником негосударственного экспертного учреждения или частнопрактикующим экспертом).
Например, ч. 1 ст. 55 АПК признает экспертом в арбитражном суде лицо, обладающее специальными знаниями по касающимся рассматриваемого дела вопросам и назначенное судом для дачи заключения. Статья 12 Закона № 73-ФЗ содержит определение государственного судебного эксперта: «Им является аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей». Очевидно, что приведенные понятия не тождественны и области их применения различны. В связи с этим возникает вопрос о правом статусе государственного эксперта и иного (стороннего, независимого) эксперта.
Нормы АПК РФ, посвященные назначению и проведению судебной экспертизы, регулируют процессуальные правоотношения, в которые вступает эксперт, принимая соответствующее поручение суда. При этом не имеет значения, является ли эксперт государственным, работником негосударственной экспертной организации или ведет частную практику.
В отличие от АПК РФ сфера действия Закона № 73-ФЗ ограничена ситуацией, когда суд поручает проведение исследования государственному эксперту (работнику государственного судебно-экспертного учреждения). В этом случае процессуальные отношения эксперта с судом на начальном этапе опосредованы. Указанный в определении суда эксперт принимает поручение на производство экспертного исследования исключительно от руководителя соответствующего учреждения (ст. 14, 16 Закона № 73-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями); ч. 1 ст. 83 АПК РФ).
Определяя статус государственного эксперта в ст. 16, 17, Закон № 73-ФЗ подчеркивает, что эксперт также имеет права и несет обязанности, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством. То есть государственный эксперт, привлеченный для производства экспертизы по арбитражному делу, в своей деятельности в рамках процесса попадает под действие норм АПК РФ и Закона № 73-ФЗ. Однако необходимо подчеркнуть, что рассматриваемый Закон, частично регламентируя процессуальный статус государственного эксперта (положения ст. 16, 17 Закона, по сути, дублируют нормы, содержащиеся в ст. 55 АПК РФ), имеет главной задачей определение правовой основы, принципы организации и деятельности государственных судебно-экспертных учреждений.
Таким образом, круг прав и обязанностей эксперта в арбитражном процессе в целом един для государственных судебных экспертов и иных лиц, обладающих специальными знаниями и привлеченных арбитражным судом для дачи заключения.
Наряду с правами и обязанностями государственного эксперта Закон № 73-ФЗ в одноименной ст. 4 определяет принципы государственной судебно-экспертной деятельности. Среди них названы следующие принципы: независимости, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники.
Как отмечалось выше, действие этого Закона распространяется лишь на государственных экспертов (сотрудников государственных судебно-экспертных учреждений). С другой стороны, анализ положений АПК позволяет установить, что несоблюдение принципов независимости и беспристрастности служит основанием для отвода эксперта (ст. 21, 23 АПК). Кроме того, последними разъяснениями Пленума ВАС (п. 2—3 Постановления Пленума ВАС от 20.12.2006 № 66) установлен паритет процедуры назначения и проведения экспертизы с привлечением государственных и иных экспертов. В связи с этим видится рациональным применение указанных Законом № 73-ФЗ принципов к деятельности иных лиц, привлеченных в качестве экспертов.
Теория на основе принципов государственной экспертной деятельности выделяет ряд требований, которые предъявляются к лицу, привлекаемому в качестве эксперта:
—компетентность, то есть владение специальными знаниями (иметь соответствующее образование и опыт работы);
—независимость: не находиться (в настоящее время или ранее) в служебной или иной зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела; в родстве или свойстве с кем-либо из заинтересованных лиц;
— беспристрастность: отсутствие личной (прямой или косвенной) заинтересованности в исходе дела, а также иных обстоятельств, ставящих под сомнение объективность эксперта.
Как отмечалось выше, несоответствие одному из этих требований служит основанием для отвода эксперта, поэтому суд, рассматривая вопрос о назначении экспертизы, обязан проверить наличие таких оснований. Порядок проверки четко не регламентирован, однако существует практика представления в суд сведений о кандидатуре эксперта. Лица, участвующие в деле, реализуя свое право предлагать кандидатуры экспертов (ч. 3 ст. 82 АПК), вместе с ходатайством представляют в суд сведения об образовании, специализации и стаже работы указанных ими лиц. Если же представленных данных оказалось недостаточно, пробел может быть восполнен в порядке направления запроса в экспертное учреждение о возможности проведения исследования, его стоимости, сроках и личности эксперта. Такая процедура вменена в обязанности суда указанным Постановлением Пленума ВАС (п. 4).
В отличие от требований компетентности проверка эксперта на предмет его независимости и беспристрастности представляет большую сложность для суда. В этом случае лица, участвующие в деле, должны самостоятельно отслеживать наличие таких обстоятельств и указывать на них суду. Практика по этому вопросу очень богата.
В частности, при рассмотрении Арбитражным судом г. Москвы дела № А40-31995/05-27-132 по заявлению к ФГУ «Палата по патентным спорам» (ФГУ «ППС Роспатента»), Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) о признании недействительным решения ППС, отводы экспертам были заявлены три раза. Во всех случаях основанием к отводу эксперта было предположение о том, что он находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя (п. 6 ч. 1 ст. 21 АПК РФ). Например, эксперт Д. (как следует из письма-согласия) в 80-е годы являлся сотрудником ВНИИ, подведомственного в те годы Роспатенту (ответчику по делу). Суд отклонил ходатайство в связи с давностью приведенного факта и отсутствием к настоящему времени оснований к отводу, предусмотренных п. 6 ч. 1 ст. 21 АПК. Заявитель указал, что эксперт В. (по информации сайта Интернет) консультирует организации, входящие наряду с третьим лицом по этому делу в состав другого юридического лица (не привлеченного в процесс), в чем видится прямая зависимость В. от указанного третьего лица. Ходатайство было отклонено за недоказанностью наличия какого-либо рода зависимости. Также было заявлено, что эксперт З. работает в штате организации, генеральным директором которой (по данным с сайта экспертной организации) в настоящее время является один из членов научно-технического совета Роспатента – соответчика по делу. Суд удовлетворил отвод, заявленный З. ввиду наличия прямой служебной зависимости и вероятности оказания на него давления со стороны ответчика.
Приведенный пример ясно показывает, насколько разноплановыми и неоднозначными могут быть обстоятельства, обуславливающие зависимость эксперта от лиц, участвующих в деле. Суд просто не в состоянии отслеживать указанные связи в силу целого ряда причин (недостаток информации о кандидатурах экспертов, незнание соподчиненности экспертных организаций с участниками процесса и т.п.). Главную роль здесь должны играть заинтересованные лица, реализуя возложенное на них бремя доказывания в условиях равноправия сторон в состязательном процессе.
Права и обязанности эксперта, составляющие его процессуальный статус, урегулированы ст. 55 АПК РФ и ст. 16—17 Закона №73-ФЗ. Их положения в целом совпадают, хотя имеются некоторые различия в формулировках.
К примеру, отказ от дачи заключения по причине непригодности или недостаточности представленных материалов или выхода поставленных вопросов за пределы специальных знаний эксперта ч. 4 ст. 55 АПК РФ называет правом эксперта, а абз. 3 ст. 16 Закона — его обязанностью (он должен составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить его в адрес суда).
Последнее видится наиболее уместным в свете того, что эксперт — особый участник процесса, который несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложного заключения, о чем он предупреждается арбитражным судом и дает подписку (ч. 5 ст. 55 АПК РФ). Хочется подчеркнуть, что ответственность — важнейшая составляющая правового положения эксперта.
Несоблюдение судом порядка назначения экспертизы (в том числе отсутствие документального подтверждения предупреждения эксперта об ответственности — подписки, записи в протоколе и т.п.) делает заключение эксперта недопустимым доказательством, а вынесенный на его основе судебный акт — необоснованным, что влечет его отмену. Например, Постановлением ФАС МО от 11.04.2006 № КГ-А41/2671-06-П дело передано на новое рассмотрение, так как судом не исследованы доводы истца об отсутствии в заключении эксперта сведений о том, что экспертное учреждение имеет лицензию на проведение экспертизы, а также записи о том, что эксперты предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.
В заключение хотелось бы отметить, что фигура эксперта играет значительную роль в том, насколько достоверным и полным будет привнесенное им доказательство, а также на оценку его судом. Именно поэтому законодатель стремится наиболее полно урегулировать вопросы процессуального статуса эксперта в арбитражном судопроизводстве.




Статьи в разделе

По каким критериям лучше подбирать квалифицированного юриста

Выход за рамки законодательных норм всякий раз чреват серьезными неприятностями. Даже пребывая вполне законопослушным и социально ответственным человеком, можно переступить какую-нибудь законодательную норму.

Перевод закона Украины о пенсии на русский язык

Приведен перевод на русский язык статей 40...45 из закона Украины о пенсии

Окажем помощь в разрешении на трудоустройство для иностранцев

Согласно постановленным решениям с 5 июля 2013 года Кабинета Министров Украины, процедур регистрации на официальное трудоустройства иностранца значительно упростилась. Неутешительная практика показывает, что быстрому решению этой проблемы вряд ли найдется столь же быстрое оформление.

Регистрация ООО или регистрация ИП, есть над чем подумать и что сравнить?

Регистрация ООО является самой распространённой организационно правовой формой для ведения бизнеса регистрируемого в налоговой инспекции, далее в рейтинге регистраций на второй строчке расположились индивидуальные предприниматели сокращенно ИП.

Случай из адвокатской практики - рента

Адвокат Петр Домбровицкий (фрагмент интервью): «Согласно статье 583 ГК, одна сторона договора ренты (получатель ренты) передает в собственность другой стороне (плательщику ренты) свое имущество. В обмен на полученное имущество плательщик ренты обязуется периодически выплачивать получателю ренту - в виде определенной денежной суммы либо предоставления средств на его содержание в иной форме. Для пожилых людей, подписавших договор ренты под свою квартиру, «иной формой» кроме денег могут быть, например, продукты, лекарства, услуги по обеспечению хозяйственных нужд или медицинскому уходу», - объясняет адвокат Петр Домбровицкий. – «Обращаю внимание на то, что в случае, когда под выплату ренты передается недвижимость, статья 584 ГК РФ требует обязательной государственной регистрации договора ренты. Как раз этот момент и защищает человека, отдающего свою квартиру по договору ренты, от возможных злоупотреблений со стороны плательщика ренты. Регистрируя сделку, государство обязуется удостовериться в законности указанных в договоре условий и обеспечить чистоту процедуры».

 
Добавить
Добавить статью
Добавить новость
Добавить пресс-релиз
Добавить ссылку

Тэги

Новые авторы
Рекламное Агентство ASTRA
Юрий Шаталин
Наталья Урусова
icg.kiev
Володя Антонов
Сергій Караванець
Кристина Осипова
eurasia
Элли Лордон
Елена Ломова
Анна Якименко
Оксана Иванова
Иван Кусков
Анастасия Воронова
Владимир Макаров
Марина Демкина
Александр Левин
Oleg Bondarenko
Дарья Олейникова
Евгений Илларионов
Станислав Саранцев
Alex Borisov
Александр
Владислав Корнеев
Камилла Багирова
Влад Лебедь
Андрей Стадник
Катерина Холодило
Александр Бескудников

Рассылки
Подписка на рассылки
Email:

Ваше имя:


Партнеры


© Copyright 2006. WebTexts. Тексты, представленные на этом сайте, могут свободно распространяться при условии сохранения ссылок на автора.



Рускаталог.ком - каталог русскоязычных сайтов Украина онлайн МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов